Dasania iforum. Форум Дасаниа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dasania iforum. Форум Дасаниа » Государство и общество » Абхазия после признания: проблемы и решения


Абхазия после признания: проблемы и решения

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Абхазские эксперты единодушны в оценке действий России в ходе августовских событий 2008 года. По их мнению, 2008 год ознаменовал возрождение РФ: Россия «в силах принимать сложнейшие решения единолично, не дожидаясь одобрения других держав»; готова и способна «защищать свои интересы», и, наконец, она «подтвердила амбиции великой державы, показав, что Южный Кавказ остается зоной её особых интересов и доминирующего влияния» [2].
Возникшая в августе 2008 года ситуация сопоставима с Карибским кризисом 1962 года, так как после появления в акватории Чёрного моря американских военных кораблей реальной оказалась опасность столкновения сил России и НАТО, что могло бы привести к Третьей мировой войне. Но в этой непростой обстановке вполне разумно повела себя Турция, которая, ссылаясь на «конвенцию Монтрё», принятую в Швейцарии ещё в 1936 году, препятствовала пропуску американских кораблей через проливы Босфор и Дарданеллы.
Голословны, на наш взгляд, обвинения РФ со стороны Грузии за август 2008 года, так как Россия сделала всё возможное для того, чтобы по возможности дольше сохранить Грузию в её бывших территориальных границах. Из неформальных источников известно, что накануне принятия окончательного решения о признании независимости РА и РЮО Дмитрий Медведев попытался предложить президентам Сергею Багапшу и Эдуарду Кокойты подписать конфедеративный договор с Грузией, на что он, однако, получил категорический отказ. И только после этого, ссылаясь на свободное волеизъявление осетинского и абхазского народов, на принципы Устава ООН, Декларацию 1970 г. о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, на Хельсинкский Заключительный акт СБСЕ 1975 г., а также на другие международно-правовые документы, он признал независимость Абхазии и Южной Осетии.
Сегодня власти и народ Абхазии прекрасно понимают, что случившееся в августе 2008 года, это есть только конец их «грузинской истории». Перейдя в ряд частично признанных государств и попадая в компанию к Турецкой Республике Северного Кипра, Тайваню, Сахарской Арабской Демократической Республике и Косово, Абхазия с 26 августа указанного года, безусловно, повысила свой политический статус. Теперь же важно научиться грамотно продвигать на международном уровне собственные интересы, вести непростую работу по строительству своей государственности. Это необходимо для того, чтобы показать всему миру, как он ошибается, не признавая Абхазию, и, естественно, не подвести доверие России и не позорить её решение о признании.
Абхазии сегодня незамедлительно нужно приступать к жёсткой борьбе с коррупцией и преступностью в стране. Абхазский народ должен понимать и понимает, что от того, каким будет его государственное мышление, зависит будущее его страны. Существуют два варианта развития ситуации: либо Абхазия, ограниченная очень сложными политическими и экономическими реалиями, будет медленно, но верно идти по пути признания и прогресса, либо провал Абхазии неизбежен, при этом абхазы потеряют свою государственность и окажутся на грани этнической катастрофы. Всё тут находится только в руках самих абхазов. История в этом плане жестока, но справедлива.
При правильном ведении дел Абхазию ожидает светлое будущее. Это будет экономически процветающее государство, которому природой даны воистину уникальные ресурсы. Инвестиционная привлекательность Абхазии с этой точки зрения объективно высока. Страна богата полезными ископаемыми. В Абхазии немало таких ископаемых, как каменный уголь, торф, нефть, доломит, мрамор, гранит, известняк, габбро-диабазы, мел, туф, барит, свинец. В ней много кирпично-черепичной глины, щебня, гравия, минеральных красок, цементного сырья. По показателю водообеспеченности территории Абхазия занимает одно из первых мест в мире: на квадратный километр приходится более 1,7 млн. куб. метров речного стока в год. 55 % территории страны покрыто лесом (общий объём древесины оценивается в 103 млн. куб. метров). В стране насчитывается 120 рек общей протяжённостью более 5000 километров, имеются два самых крупных аэропорта в северо-западной части Чёрного моря (Сухум и Бамбора), три морских порта (Сухум, Очамчыра и Пицунда) и т.п.
Объективно оценить положение Абхазии до и после признания Абхазии в качестве независимого суверенного государства поможет нам публикация в Интернете статьи бывшего политического советника ООН в Абхазии, жены бывшего посла Великобритании в Грузии Ричарда Дженкинса Мауриции Дженкинс. Статья под заголовком «Личное путешествие к признанию абхазской независимости», была написана госпожой Дженкинс специально для газеты «Республика Абхазия».
В ней Мауриция Дженкинс отмечает факты опустошительного воздействия блокады Абхазии, введённой Россией; бессмысленности для грузинской стороны, причинившей много лишений, ожидания вернуть абхазскую сторону за стол переговоров, а также поясняет причины продолжения конфронтации между Абхазией и Грузией. По мнению Дженкинс, безработица, экономическая отсталость и организованная преступность в Абхазии всё ещё существуют, однако они усугублялись двадцатью годами изоляции и борьбы, и при этом Грузия несёт большую ответственность за подобное положение дел. «Надеюсь, - говорит Дженкинс, - что её отношение, а также отношение Запада изменятся» [3].
Говоря о позитивных изменениях в Абхазии, Мауриция Дженкинс отмечает следующие факты: повсеместный ремонт зданий вдоль главных улиц, открытие супермаркетов, создание новых плантаций винограда, восстановление Гальского района, ускорение выдачи абхазских паспортов в этом мегрелоязычном регионе Абхазии, проведение парламентских выборов в стране без значительных нарушений. У Мауриции Дженкинс не прошло незамеченным даже появление большого количества женщин за рулём собственного автомобильного транспорта. Всё это, по её мнению, является признаком «большей социальной стабильности, которую надо сохранять». «У абхазского руководства, - пишет Дженкинс, - впереди гигантские задачи. Но увидев собственными глазами, как решительно новое руководство борется с преступностью и коррупцией, я убедилась, что эта страна на правильном пути, при условии, что её народ будет активным сторонником этих процессов, а не простым зрителем» [3].
Подробное рассмотрение ситуации вокруг Абхазии с августа 2008 года позволяет выяснить многие аспекты грузинской политики, как в отношении нашей республики, так и Российской Федерации: 1) спешно приняв «Закон об оккупированных территориях», Грузия юридически признала Россию как сторону в конфликте; 2) Грузия, сама того не желая, фактически перевела Абхазию и Южную Осетию из разряда субъектов в категорию объектов в конфликтной ситуации; 3) опасаясь дальнейшего международного признания Абхазии и оказывая давление на международные организации, официальный Тбилиси и сегодня продолжает политику изоляции Сухума путём приостановки на неопределённый срок всех реабилитационных программ и проектов по развитию в Абхазии; 4) Грузия жёстко предупреждает международные организации, что взаимодействие с властями Абхазии и Южной Осетии в обход грузинского руководства будет расцениваться как недружественный шаг, выражает решительный протест на самом высоком дипломатическом уровне против открытия в Сухуме магазина фирмы «Беннетон» или продажи абхазской аджики в Армении, подвергает аресту и крупным штрафам иностранцев, у которых в паспортах имелись отметки о пересечении российско-абхазской границы по реке Псоу, категорически выступает против участия в международных спортивных мероприятиях и творческих фестивалях представителей Абхазии, включая сюда и детские коллективы; 5) опасаясь деизоляции Абхазии, Грузия выступает против заявления представителей Евросоюза о целесообразности придерживаться в отношении Абхазии политики «вовлечения без признания».
Некоторое изменение грузинской политики в отношении Абхазии произошло в январе 2009 года. Осознав негативные последствия применения закона «Об оккупированных территориях Грузии» и реагируя на критику Венецианской комиссии Совета Европы, грузинское руководство приняло «Государственную стратегию по оккупированным территориям: вовлечённость через сотрудничество». Суть стратегии: популяризация в Грузии абхазского языка и культуры, издание полиграфической продукции на абхазском языке, открытие в Грузии для граждан Абхазии образовательных возможностей, осуществление (в основном это касается абхазов) бесплатного лечения, вовлечение их в проекты экономического сотрудничества и т.д. Несмотря на участие в этих проектах определённого количества граждан Абхазии, особенно по программе бесплатного лечения, в целом, стратегия не принесла и не может принести Грузии ожидаемого успеха.
Отношение жителей Абхазии к Грузии и Западу характеризуется следующими важными реалиями: в абхазском общественном мнении господствует стереотип глубокого недоверия к намерениям и действиям грузинских и западных политических элит; существует ясное понимание и ощущение нестабильности политической ситуации из-за отсутствия мирного договора между Грузией и Абхазией; есть опасение, что данная ситуация может измениться в случае возможного потепления отношений между Москвой и Тбилиси; общественники Абхазии считают, что «у Грузии ещё остался шанс хоть как-то повлиять на ситуацию в регионе, смирившись со статус-кво и признав независимость Абхазии», в этом случае, по мнению абхазской стороны, «Грузия изменила бы политическую реальность на Южном Кавказе, выведя её из многолетнего тупика и открыв возможность для отдалённого устройства этого региона по образцу Евросоюза» [3].

2

Интересны результаты специального исследования, проведённого представителями НПО Абхазии Ардой Инал-ипа и Асидой Шакрыл, отражённые в статье под названием «Экспертное мнение о перспективах международного признания Абхазии и роли Грузии». Респондентами исследования стали отставные и действующие политики Абхазии (в том числе, члены Парламента, представители оппозиционных партий, сотрудники МИД РА), общественные деятели – ветераны грузино-абхазской войны, преподаватели университета, журналисты, сотрудники НПО.
Обобщённые ответы выглядят следующим образом: 1) оценка респондентами состояния частичной признанности Абхазии (есть мнение о приемлемости подобного положения дел, учитывающее фактор помощи из России от безопасности до экономического развития; мнение о промежуточности и временности данной ступени; мнение об опасности последствий частичной признанности); 2) понимание респондентами возможных негативных последствий в результате усиливающейся зависимости Абхазии от России (такое понимание многими участниками исследования было проявлено, однако никто из них не высказал мнения относительно возможной переориентации на сближение с Грузией; 3) объяснение респондентами медленности процесса признания независимости Абхазии (данный процесс, по мнению опрошенных, имеет место из-за отказа Грузии принять послевоенную реальность, из-за негативного отношения стран Запада к России, из-за недостаточной эффективность внутреннего развития Абхазии и неблагоприятного расклада внешних сил, имеющих интересы на Кавказе); 4) уровень уверенности абхазского общества в необходимости полноценного международного признания Абхазии (большинство респондентов уверены в такой необходимости, при многие участники исследования выразили сомнения по поводу готовности современной Абхазии соответствовать всем требованиям международного права); 5) оценка респондентами позиций Грузии в абхазском вопросе (опрошенные выразили неготовность Грузии пересматривать свой отказ признать право абхазов на собственное государство; они считают, что смягчение позиции Грузии относительно признания независимости Абхазии принципиально улучшило бы международное положение Абхазии; по их мнению, признание Грузией независимости Абхазии прежде всего в интересах самой Грузии; перспектива признания Абхазии Грузией, как считают респонденты, может появиться не ранее, чем через 10-20 лет; у подавляющего большинства опрошенных есть мнение, что современная позиция международного сообщества никак не способствует изменению грузинской позиции, поскольку постоянная поддержка уже не существующей территориальной целостности мешает Грузии признать сложившуюся реальность) [4, с. 22-29].
Говоря о сегодняшнем положении Абхазии, следует отметить, что эта страна переживает строительный бум: растут элитные многоэтажные жилые корпуса, реставрируются исторические здания, ремонтируются автомобильные дороги, школы, детсады, строится частный сектор.
По абхазскому законодательству иностранные граждане не могут покупать здесь недвижимость и открывать бизнес: они могут только создавать совместные с абхазскими гражданами предприятия. Русские доселе обходили закон и покупали недвижимость, оформляя её на граждан Абхазии. Это считалось одним из самых распространённых видов российских инвестиций. Цена на недвижимость в стране из-за этого резко подскочила. Однако после ряда проблем, связанных с продажей и перепродажей местными жителями одних и тех же объектов недвижимости разным лицам, таких сделок стало намного меньше, и стоимость домов и земельных участков ныне снизилась.
Указанная нами проблема с недвижимостью, вместе с проблемой восстановления иных имущественных прав граждан России в Абхазии и русскоязычных граждан самой Абхазии, российскими средствами массовой информации была сильно раздута. Опровергая утверждения, появляющиеся в Интернете, посол РФ в Абхазии Семён Григорьев отметил, что: обращений в разные инстанции – в российские и абхазские – по общим данным не более 200; целый ряд таких споров решён полностью путём достижения мирового соглашения между сторонами, когда для одной из сторон находится равноценная жилая площадь; но пока ещё остаётся больше десятка обращений, которые признаны обоснованными; их не удаётся пока решить из-за отсутствия свободного жилого фонда, из которого можно было бы предоставить квартиру тем, кто сейчас незаконно занимает жилую площадь, или тем, кто обращается с просьбой её освободить; в Новом районе Сухума ремонтируется дом, который вскоре будет отдан нуждающимся людям под ключ (по материалам сайта http://apsuaforum.forumbb.ru).
К актуальным проблемам Абхазии относятся также: проблемы абхазского языка и культуры, образования и науки, демографии и здравоохранения, криминала и коррупции, туризма и сельского хозяйства, экономики и финансов. Достаточно актуальны в абхазской среде и проблемы, связанные с неопределённостью идеологических ориентиров общества, национальной идеи, а также с отношениями между властью и гражданским обществом.
Несколько слов о проблеме абхазского языка. Так получилось, что данная проблема наиболее остра именно в абхазской и особенно абазинской среде. Адыги, в целом, больше и лучше знают свой язык. Давно уже кануло в Лету политика запрещения абхазского языка и грузинизации абхазов, проводимая бывшей Грузинской ССР. Лишилась остроты своей фазы и политика мирной русификации абхазов, причём доминирование в Абхазии русского языка произошло естественным путём, особенно после того, как доля абхазского населения в республике была низведена с помощью властей Грузинской ССР до 18 процентов.
Особенности актуальной языковой проблемы, волнующей сегодня абхазов, таковы: скромность мер, предпринятых государством в течение последних 20 лет, по развитию абхазского языка; полное отсутствие каких-либо препятствий в развитии государственного языка (никто не мешает абхазам принимать правильные решения в этой области); формальность функционирования и фактичность отсутствия абхазской национальной школы; осознанный выбор родителями абхазских детей русских школ вместо абхазских, уступающих русским учебным заведениям по техническому оснащению и качеству организации учебного процесса; отсутствие качественной учебной литературы.
Правительство Абхазии предпринимает комплекс мер по улучшению положения абхазского языка, неплохо функционирует Фонд развития абхазского языка, однако для укрепления и развития абхазского языка в стране, по мнению различных авторов публикаций в СМИ страны, необходимо: изучить опыт стран, которые в достаточно сжатые сроки справились с языковой проблемой; ввести в абхазских сёлах делопроизводство на родном языке; укрепить материально-техническую базу республиканских и районных телекомпаний; увеличить объём теле- и радиовещания на абхазском языке; открыть в Интернете популярный и мощный абхазоязычный портал; обеспечить кадрами и повысить финансирование студии по переводу популярных художественных, мультипликационных и документальных фильмов с русского и английского языков на абхазский язык; создать абхазский спутниковый канал; поднять зарплату и повысить престиж работы преподавателей абхазского языка и литературы, а также воспитателей детских садов; открыть бесплатные центры ускоренного изучения абхазского языка; шире использовать метод проведения различных конкурсов и олимпиад на абхазском языке с материальным и моральным стимулированием победителей проводимых мероприятий.
В вопросе проведения языковой политики в Абхазии выражаем полное согласие с мнением известного блогера Михаила Джергения: «этот вопрос не может быть оставлен нашим потомкам, которых в первую очередь затронет принятое в наши дни решение, так как невозможно предсказать, сохранится ли до того времени абхазский язык». Согласны мы и с мнением абхазских пользователей Интернета, что нам целесообразнее стремиться к созданию общества активного билингвизма, что подразумевает отличное владение, как родным абхазским, так и русским языком.
Несколько слов о демографическом кризисе, в котором уже долгое время находится абхазский народ. Особенности и реалии этой тяжелейшей проблемы таковы: в Абхазии ежегодно рождается в среднем от 1500 до 1800 детей, из них абхазов меньше половины; в сравнении с 1995 годом численность рождающихся в стране детей уменьшилось на 33 с половиной процента; снижение численности населения приводит к сокращению числа школьников (если сравнивать с серединой 90-х годов прошлого века, то ныне количество школьников, идущих в первый класс, сократилось на более чем 25 процентов); по данным независимого социологического исследования в Абхазии ежегодно умирает до 3300 абхазов и рождается всего лишь 800, то есть ежегодное сокращение составляет 2500 человек; власти Абхазии не смогли выполнить обещания ликвидировать оплату за роды в родильных домах, которая равняется сегодня, в зависимости от региона, сумме от 15 до 30 тысяч рублей, но у людей нет таких денег; в стране, известной своим феноменом долголетия, резко сократилось количество долгожителей; высок процент мужчин от 35 до 65 лет, которые ведут холостой образ жизни и ни разу не женились (таковых в Абхазии, в среде абхазов, более 12 тысяч человек, это ни много, ни мало более 10 процентов от общего количества абхазов, проживающих на территории Абхазии).
Демографическая ситуация в Абхазии требует целенаправленного вмешательства законодательной и исполнительной власти в процессы воспроизводства населения, обеспечения его здоровья, снижения смертности. Нужно разгрузить граждан от бремени оплаты за рождение детей; все расходы по родам должны быть отнесены за счёт государства; необходимо последовательно внедрять современные технологии выхаживания детей первого года жизни; уделить особое внимание здоровому образу жизни детей и подростков; по примеру России принять национальные программы, такие, как например, «Безопасное материнство» или «Дети Абхазии»; обеспечить семьи т.н. «материнским и отцовским капиталом»; принять закон «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», а также закон «О компенсационных выплатах на питание учащихся школ и дошкольных учебных заведений»; обеспечить школы и иные учебные заведения грамотными и опытными психологами; развернуть скорую психологическую помощь. Есть масса иных мер и возможностей для улучшения демографической ситуации.

3

Решить острые демографические проблемы, строящие перед страной, абхазское общество сегодня пытается путём проведения активной политики в области репатриации абхазов, проживающих в таких странах, как Турция и Сирия. Численность абхазской диаспоры в Турции колеблется от 200 до 700 тысяч человек. По данным абхазских учёных, в этой стране имеется более 200 абхазо-абазинских сёл. В Сирии, по мнению подавляющего большинства экспертов, проживает абхазская диаспора, насчитывающая от 10 до 15 тысяч человек. По другим оценкам, численность здешних абхазов не более одной тысячи человек. Разброс цифр выразители второго мнения объясняют тем, что в категорию абхазов вместе с  природными носителями абхазо-абазинских генов, автоматически были включены арабы, называющие себя «abazali» и, вместе с настоящими потомками абхазов и абазин, зафиксированы под фамилией Абаза. Как поясняют наши информаторы, в своё время владетелем одного из сирийских сёл и, соответственно, людей «abazali», проживающих в этом населённом пункте, являлся некий природный абхаз, который был известен под своей абхазо-абазинской отэтнонимической фамилией Abaza. Чиновники комитета по репатриации, согласно нашим информаторам, знают об этом, но почему-то не противятся их переселению в Абхазию.
Диаспора абхазов в Турции, представленная практически всеми абхазо-абазинскими этнографическими группами, пережила несколько исторических этапов – от периода непререкаемого авторитета и влияния до резкого ослабления её роли после военного переворота в Турции в 1980 году и репрессий против кавказских культурных институтов. Возобновление активных связей между абхазской диаспорой и Абхазией произошло с началом горбачёвской перестройки в СССР. В период грузино-абхазской войны 1992-1993 годов Турция, официально занимавшая в ней прогрузинскую политику, во многом благодаря авторитету местной абхазской диаспоры, не препятствовала добровольческому движению, финансовой помощи Абхазии и массовым кампаниям протеста, организованным кавказцами. Оказав на официальном уровне поддержку политике экономической блокады Абхазии, Турция, тем не менее, не прекращала импорта из Абхазии лома цветного металла, древесины, угля и рыбы, а также поставок в Абхазию бензина, пищевых продуктов и медикаментов, которые буквально спасли многонациональный народ Абхазии от гуманитарной катастрофы.
Уже после войны в Абхазии, из-за печальных эксцессов, связанных с послевоенным разгулом преступности, жертвами которой стали и репатрианты, в Турции начинает меркнуть прежний идеальный образ Абхазии. Причём, «разочарование было настолько велико, что многие так и не смогли простить реальным абхазам и реальной Абхазии крушения этого поддерживаемого вот уже 150 лет идеализированного облика кавказской прародины» [1].
Отношение к Абхазии со стороны более прагматичного молодого поколения абхазов Турции иное. Сохраняя «романтическо-идеалистический» настрой своих предков, прекрасно образованное, но плохо или вовсе не владеющее родным языком новая национально-ориентированная абхазская элита Турции обладает «вполне трезвым взглядом и на нынешних абхазов и на те объективные трудности, с которыми сталкивается пережившее войну молодое абхазское общество» [1].
Говоря о современном положении в сфере репатриации в Абхазии, следует отметить, что: 1) ход репатриации зарубежных абхазов на свою историческую родину за последнее время несколько активизировался; 2) репатриационный ресурс абхазов из Турции чрезвычайно высок; 3) процесс репатриации сегодня, как никогда, находится под особым контролем властей Абхазии; 4) нынешние власти Абхазии практически положили конец проявлениям коррупции в деятельности государственного комитета по репатриации; 5) в абхазском обществе растёт понимание актуальности темы репатриации зарубежных абхазов на свою историческую родину, для чего каждый гражданин Абхазии из числа работников бюджетной сферы платит государству ежемесячный двухпроцентный налог с зарплаты; 6) имеющиеся в нашем распоряжении материалы свидетельствуют, что у России к политике репатриации абхазов из Турции на свою историческую родину сложилось прохладное и не совсем позитивное отношение из-за боязни формирования в Абхазии очага радикального исламского фундаментализма.     
Но опасения российских властей напрасны. Для процветания ислама и формирования центра исламского фундаментализма в Абхазии просто нет ни социальной, ни религиозной базы. Абхазы Турции совершенно не склонны к религиозному радикализму. Главная угроза исламского радикализма для Абхазии, по мнению абхазских политиков, исходит не из Турции или Сирии, а от Северного Кавказа, и, в частности, от тех территорий, которые и поныне остаются под контролем террористов. В общем и целом абхазское общество ждёт от России конкретной поддержки, оно считает, что РФ должна прочувствовать весь драматизм демографического положения Абхазии и протянуть руку помощи дружественному абхазскому народу, который никогда не забудет значения этого политического шага.
России в политическом плане не стоит опасаться и установления более тесных связей между Абхазией и Турцией, так как современное влияние Турции на Абхазию не политическое. Анкара не собирается признавать Абхазию. Но в плане развития бизнеса конкурировать с турками пока мало кто берётся. Если до активного «вмешательства» России в экономику Абхазии бюджет страны на 30 % состоял из турецких денег, а после августовской войны 2008 года их доля упала до 14 %, то с середины 2011 года Турция начала перетягивать экономику страны на себя. Если так пойдёт дело и впредь, то экономическая значимость турецких инвестиций будет и далее увеличиваться, а в перспективе Турция может стать реальным экономическим конкурентом РФ в Абхазии. Поэтому России здесь есть над чем подумать. А российским инвесторам, несмотря на некоторые риски, следует вести более активную деятельность в Абхазии. 

Литература

1. http://apsuaforum.forumbb.ru/viewtopic. … &t=660
2. http://apsuaforum.forumbb.ru/viewtopic. … amp;p=3684
3. http://www.abaza-duney.ru/usadba_d_ch/p … estvie.php
4. Политика непризнания в контексте грузино-абхазского конфликта. Издание International Alert. Март 2011 г.


Вы здесь » Dasania iforum. Форум Дасаниа » Государство и общество » Абхазия после признания: проблемы и решения