Dasania iforum. Форум Дасаниа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Чачба

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

     Попытка объяснения значения фамильного имени Чачба. «В основе легенды - попытка объяснения фамильного наименования А-ча-ч-ба, где а – показатель общности, ба – патронимический формант, происходящий от слова а-па – «сын». Корневая же основа ча, по-видимому, действительно связана с а-ча – «хлеб». Но что означает частичка ч, стоящая перед окончанием ба? О том, что обе частички имеют одинаковое значение и что первоначально они выступали в одинаковой форме, свидетельствует древняя грузинская форма этой фамилии Чачасдзе (Ча-ча-с-дзе), впервые упоминаемая в грузинских летописях XI в.». «Итак, наименования фамилий Ачба и Чачба совпадают. Разница лишь в том, что последняя выступает в удвоенной форме. Как мы увидим ниже, объяснение ее как «выращивающий хлеб» имеет под собой историческую почву и относилось первоначально к фамилии Ачба. Но лицо, обозначающееся как «выращивающий хлеба», не следует понимать в прямом смысле. Так мог называться человек, от которого зависит плодородие почвы, людей, животных и т.д., т.е. человек, выполнявший обязанности по-средника между божествами и людьми, испрашивающий у этих божеств необходимые для людей блага. Что же касается фамильного наименования Чачба, то его возникновение от-носится к значительно более позднему времени, когда общество было уже классовым и термин, которым прежде именовали лицо, испрашивающее у божества плодородие для людей, приобретает социальное значение. Еще во второй половине XIX в. У абхазов сохранились воспоминания о том времени, когда фамильные наименования Ачба и Чачба выступали в качестве обозначения социальных категорий. Так, А.Н. Введенский был удивлен тем фактом, что «абхазцы утверждают, что Ачба на старом их языке значит князь, а Чачба (как называют по-абхазски Шервашидзе) над князем князь». (Акаба Л.Х., Исторические корни архаических ритуалов абхазов, Сухуми, 1984, с.102-103).
     Это было во многом ошибочное мнение этнолога Л.Х. Акаба. Другой автор, известный карачаевский историк К. Т. Лайпанов, в своей книге  «Этногенетические взаимосвязи карачаево-балкарцев с другими народами» утверждает, что в основе фамилии Ачба лежит карачаевское слово, обозначающее «пищу». Возможно, пишет К.Т. Лайпанов, «Ачба» происходит от «Ачы» - злой + «ба» - окончание. Далее он утверждает, что фамильное имя «Чачба» происходит от «Чач» - «волосы».  Исходя из этого, автор попытался доказать происхождение абхазских княжеских фамилий Ачба и Чачба от тюрко-савирских ханов и князей (Лайпанов, 2000, с. 54). 
     Анализ основных сведений историко-генеалогического характера, существующих в научной литературе по поводу происхождения фамилий Ачба и Чачба опровергают утверждения карачаевского историка К.Т. Лайпанова и прямо указывают на абхазское происхождение интересующих нас фамилий. С точки зрения представлений абхазов, а также согласно данным абхазоведческой науки, фамильные имена абхазских великих князей Ачба и Чачба никак не связаны  с понятиями пищи и волос, как об этом утверждает К.Т. Лайпанов.  Абхазы, к примеру, утверждали, что Ачба на старом их языке значит «князь», а Чачба - «над князем князь». Несмотря на то, что фамилия Чачба фиксируется в письменных источниках гораздо ранее фамилии Ачба, последняя признается всеми абхазскими исследователями более древней и знатной. Если фамилия Чачба фиксируется в грузинизированной форме «Чачас-дзе» во второй половине ХI века, но появилась гораздо ранее этой даты, то фамилия Ачба появилась за несколько столетий до Чачба. И, естественно, за это время данная фамилия (Ачба) могла исказиться до неузнаваемости. На факт искажения фамильного имени Ачба указывают грузино-мегрельские формы его написания – Анчабадзе и Анчбая. Фамильное имя Чачба произошла от Ачба уже после искажения этого фамильного имени. Исключив из грузино-мегрельских форм написания фамилии Ачба неабхазские форманты, мы получаем первоначальную абхазскую форму фамилии Ачба – это Анчаба – Анчба, что означает по-абхазски «сын Бога», «сын Анцва (Анча)». Поэтому становится понятным, почему Ачбовых считают в народе древнейшими жрецами наиболее могущественных абхазских святынь.
     Традиции обожествления царской власти, генеалогически происходившей от сословия жречества, связанного с почитаемыми в народе святилищами (Аныха), и предопределили возникновение  фамилии Анчаба – Анчба. Если бы первоначальная форма фамилии Ачба не звучала как «Анцваба – Анчаба» и не означала «сын Бога», то средневековые грузинские авторы, прекрасно знавшие абхазскую религиозную терминологию, вряд ли зафиксировали бы ее в форме «Анчабадзе». Самое известное абхазское слово того времени «Анцва – Анча»  неоднократно упоминается в работах грузинского царевича Вахушти Багратиони: «К востоку и к западу от Чороха, на скате Испирис-мты, находится церковь Спаса, Анча, с куполом, большая, благолепная, на живописном месте, с резиденцией епископа, пастыря Лиганис-хеви» (Царевич Вахушти. География Грузии. Тифлис,1904,с.174).
     Вахушти также объясняет и содержание религиозного термина «Анчи» (одна из форм написания  абхазского термина «Анцва»). Согласно ему, Анчи – это обозначение храмовой иконы анчийской, находившейся в  тифлисском Анчисхатском соборе. А, судя по подиконной надписи, она (икона Анчи) была привезена из Эдессы в Константинополь, «но когда Лев Исавр (717-741) и другие иконоборцы появились, тогда ее привезли в Кларджети и поставили в кафедральной анчийской церкви» (Царевич Вахушти. Указ.соч.С.17). Фамилия Чачба появилась в результате удвоения фамильной основы «Ачба». В вопросе происхождения этой великокняжеской фамилии мы склонны согласиться с утверждением известного абхазского литературоведа Дениса Чачхалиа, опубликованным в качестве комментария к книге Карлы Серены «Путешествие по Абхазии» (Москва,1999). Согласно этому утверждению, царь Давид Возобновитель в 1124 году передал Абхазию в качестве наследственного владетельства ширванской (совр. Азербайджан) ветви абхазской великокняжеской фамилии Чачба, за которой в дальнейшем закрепилось прозвище Ширваншис-дзе (Ширванские), впоследствии ставшее их вторым фамильным именем в виде Шервашидзе.

2

     Келешбей Чачба. «В 80-х годах XVIII века к власти стремительно пришел абхазский владетельный князь Келешбей Чачба-Шервашидзе. В течение трех десятилетий он проводил самостоятельную политику, успешно лавируя между интересами Турции и России. Князь отличался умом, хитростью, решительностью и его имя было широко известно за пределами Кавказа. Высокого роста, с резкими чертами лица и огненными волосами, он заметно выделялся среди окружающих и приковывал внимание современников – военных, дипломатов, путешественников». Опираясь на мелкое дворянство и крестьян «анхаю», из которых была создана постоянная стража в 500 ратников, Келешбей быстро подчинил себе феодальную знать Абхазии. В случае военной угрозы он мог выставить хорошо вооруженное 25-тысячное войско с артиллерией, конницей и даже флотом. Вдоль Черноморского побережья от Батума до Анапы постоянно крейсировали до 600 военных галер абхазского владетеля. Комендантами крепостей Поти и Батум были племянники-однофамильцы Келешбея. На первом этапе своей деятельности Келешбей пользовался военно-политической поддержкой Турции, под протекторатом которой находилась Абхазия. Но Келешбей вынашивал сокровенную мечту о полной свободе и независимости Абхазского государства. 1803 году Келешбей Чачба сделал первый формальный шаг к сближению с Россией, намереваясь с ее помощью избавиться от протектората Турции.
     Отношения между Чачба и Дзяпш-ипа. «Во время пребывания в ссылке князей Чачба, в Абхазии усилились князья Дзяпш-ипа, которые заняли окрестности Сухума. Не имея возможности бороться с этой фамилией, Зураб старался сохранить с ней дружественные отношения и даже женил на княжне Дзяпш-ипа своего племянника Келешбея. Заручившись поддержкой этой влиятельной фамилии, Зураб в 1771 г. поднял против турок народное восстание и изгнал их из Сухума. Однако, в результате предательства одного из Чачба, турки скоро вернули Сухумскую крепость, а затем, устранив Зураба, признали владетелем Абхазии Келешбея».
     Мегрелия на острие российской политики. Бессильный сдержать натиск имеретинского царя Соломона II, с одной стороны, и абхазского владетеля Келешбея Чачба – с другой, правитель Мегрелии, Григорий Дадиани решил прибегнуть к военной помощи России и вступить под ее покровительство в декабре 1803 года. Но царь и военное командование России ясно понимали, что слабовольный Григорий Дадиани не мог быть полезным империи в качестве правителя Мегрельского княжества. С этого времени они обращают все большее внимание на его жену Нину. 24 октября 1804 года Григорий Дадиани неожиданно умирает. По сохранившемуся свидетельству очевидца – католического священника Николая, владетель Мегрелии был отравлен жареной курицей, заправленной ядом, а когда он почувствовал себя плохо, ему принесли пилюли, наполненные опиумом. Патер Николай сообщает, что все это было сделано княгиней Ниной, овдовевшей в 27 лет. Тогда же резко осложняются отношения между Россией и Абхазией. Русские войска отбивают у Келешбея крепость Анаклию в устье реки Ингур. Царские власти требуют выдачи наследника мегрельского престола. В результате долгих переговоров Келешбей возвращает заложника. И ему в ответ передают крепость ранее захваченную крепость. В разразившейся русско-турецкой войне 1806-1812 годов Россия попыталась использовать абхазского владетеля в своих интересах. В 1807 году Келешбею было предложено отбить у турок крепость Поти, но он уклонился от военных действий. Вскоре российские власти, подстрекаемые мегрельской правительницей Ниной Дадиани, решили устранить строптивого владетеля Абхазии и, воспользовавшись перемирием с Турцией, поставить во главе Абхазского княжества другого сына Келешбея - Сафарбея, рожденного крестьянкой из рода Лейба. Основным же претендентом на абхазский престол был старший сын Келешбея - Асланбей, которого было решено опорочить. С этой целью Сафарбей при поддержке Нины Дадиани и активном участии русской военной администрации организуют заговор против Келешбея, в результате которого он погибает в Сухумской крепости 2 мая 1808 года.
     Изменение отношения России к деятельности К. Чачба сразу после его убийства. Сразу после убийства Келешбея Чачба меняется тон представителей русской администрации в отношении его деятельности. (74). Если же ранее абхазского владетеля обвиняли в протурецкой ориентации, то уже 20 мая 1808 года министру иностранных дел России графу Н.П. Румянцеву сообщается о «смерти преданного России Абхазского владельца Келеш-бея»… С этого времени создается миф о якобы преданности Келешбея Чачба российскому трону. Вся вина за убийство Келешбея перекладывается на Асланбея, к которому прикрепляется ярлык «отцеубийцы». При этом попытки самого Асланбея прояснить ситуацию в этом вопросе не принимались во внимание русским командованием.
     Военная операция России в Абхазии в 1808 году. В начале августа 1808 года на Сухум двинулись объединенные силы правительницы Мегрелии и ее двух зятьев Манучара и Сафарбея Чачба. Но на помощь Асланбею в Сухум успел прийти на трех судах с войском его двоюродный брат, комендант крепости Поти Кучукбей Чачба (племянник Келешбея), а по суше прибыли около 300 черкесов. Военная операция успехом не увенчалась, и Сафарбей вновь вернулся в Мегрелию. Авторитет Асланбея после данного события еще более возрос. Уважаемый со стороны абхазского общества и многочисленного потомства Келешбея (например, брат Гасанбей), женатый на садзской княжне из рода Гечба, Асланбей пользовался великим почетом среди абхазов, садзов (жители западно-абхазского общества Садзен), убыхов и адыгов. «В то же время Нину Дадиани, действительно отравившую своего мужа, царские власти всячески поддерживали и оберегали только потому, что она служила интересам России».
     «Просительные пункты» о вхождении Абхазии в состав России. «В атмосфере полной утери какой-либо власти и появляются известные «просительные пункты» Сефербея (по крещении Георгий) от 12 августа 1808 г. к императору Александру I о принятии Абхазии в подданство России, составленные на грузинском языке в Мегрелии под диктовку Нины Дадиани. В порыве откровения Сефербей сообщает царю, что все обращения о принятии Абхазии в Россию писал священник «Иоанн Иоселиани, который искренним сердцем советовал мне предать себя в подданство Императорскому престолу». На основе именно этих «просительных пунктов» Александр I признал в своей грамоте от 17 февраля 1808 г. Георгия (Сефербея) «наследственным князем абхазского владения под верховным покровительством, державою и защитою Российской империи». На момент появления этой грамоты и даже значительно позднее Сефербей безвыездно жил в русской Мегрелии, не имея никакого влияния на Абхазию, которой уже около двух лет управлял законный ее владетель Асланбей.
     Источник: Абхазы. - Москва, 2007

3

Г.Д. ЧАЧБА (ШЕРВАШИДЗЕ)
     Георгий Дмитриевич Чачба (Шервашидзе) (1847-1918) – видный представитель могущественного рода владетельных князей Абхазии и абхазской интеллигенции, государственный и общественный деятель Абхазии, Грузии и России. После получения юридического образования в Московском университете и совершенствования образования за границей, Г.Д. Чачба (Шервашидзе) обосновался в Тифлисе. В 1871 году ему было пожаловано звание камер-юнкера Императорского двора. В 1874 году Г.Д. Чачба стал титулярным советником. В 1883 году он становится вице-губернатором Тифлиса, а в 1889 году – губернатором. С ноября 1899 года Г.Д. Чачба состоял при императрице Марии Федоровне с переводом в чин обергофмейстера российского императорского двора. В 1905-1913 годах Г.Д.  Чачба заведовал канцеляриями императрицы, с которой он состоял до конца своей жизни в морганатическом браке. Отношениям матери и Г.Д. Чачба всемерно противодействовал император России Николай II. В частности, он приказал «цензуре изымать во всех публикациях любые упоминания об отношениях между матерью и князем Шервашидзе». Однако, несмотря на это, Георгия Дмитриевича знали и уважали многие выдающиеся люди того времени. Его имя было хорошо известно датскому королевскому двору. Во время одного из посещений Дании, Г.Д. Чачба получил высокий датский орден из  рук  датского короля Христиана IX, отца Марии Федоровны. А в ноябре 1910 года, в день рождения Марии Федоровны, новый король Дании Фридрих VIII вручил Георгию Дмитриевичу высшую награду Дании – «Орден Белого Слона» с лентой и звездой ордена, которые давались только членам королевской фамилии. Такая награда красноречиво свидетельствует о том, что датские родственники Марии Федоровны считали Г.Д. Чачба членом своей семьи. Следует отметить, что Г.Д. Чачба был автором и нескольких научных работ, значение которых определяется абхазскими учёными как «значительный вклад в развитие абхазской философской культуры и общественной мысли».
    Источник: Смыр Г.В. Из истории абхазской философии и свободомыслия второй половины XIX –начала XX века. – Карачаевск: КЧГПУ, 2001.

увеличить

4

     По данным Википедии, Чачба  (мн.ч.: Чачаа; груз. შერვაშიძე, Шервашидзе; мегрельская форма — Шарашиа) — абхазская княжеская фамилия,  род  Владетелей Абхазии. Происходит от правителей (шахов) государства Ширван, откуда грузинская форма фамилии. Один из династии Ширваншахов Кесранидов (вероятно, из семьи Манучихра III ибн Афридуна (1120-1160), захваченный в 1120-1123 в плен грузинским царём, был назначен на должность Цхумского эристава вместо эристава из  рода  Ачба. До этого времени правителями Абхазии были только Ачба, и это имя стало нарицательным, синонимом слова «государь». Поэтому новые правители Шервашидзе среди абхазов получили название Ач-Ачба — «Ачба над Ачба» или, согласно абхазской фонетике,  Чачба. Ветвями  рода  являются кахетинские князья Шервашидзе, Эристави-Гурийские и кабардинские Мурзакановы.
     Среди абхазских правителей из рода Чачба наиболее известны: Дотагод (Отаго) (ок. 1180-1210), Дардын (уб. 1243 в Битве при Кёсе-Даге), Рабиа (ок. 1450), Григол I (ок. 1510), Григол II (ок. 1550), Путо (ок. 1580-1620), Сетеман (ок. 1620-1640), Сустар (ок. 1640-1665), Зегнак (ок. 1665-1700), Ростом (ок. 1700-1730), Манучар (ок. 1730-1750), Зураб (ок. 1750-1780), Келеш Ахмат-бей (ок. 1780-1808), Аслан-бей (1808-1810), Сафар Али-бей (Георгий) (1810-1821), Омар-бей (Дмитрий) (1821-1822), Михаил (Хамуд-бей) (1822-1866).
     Местоблюстители престола Абхазии: Шервашидзе, Георгий Михайлович (1866-1918), Шервашидзе, Александр Константинович (1918-1968), Шервашидзе, Георгий Владимирович (1968-1978), Шервашидзе, Никита Георгиевич (1978-2008), Шервашидзе, Андрей Никитич (с 2008).
     Известные представители  рода: Шервашидзе Георгий Михайлович(1846-1918) - наследник престола, поэт, общественный деятель. Шервашидзе Георгий Дмитриевич (1847-1918) – тифлисский губернатор. Шервашидзе Владимир Константинович. Шервашидзе Александр Константинович (1867 – 1968) – первый профессиональный художник среди абхазов; сценограф, искусствовед и художественный критик. Шервашидзе Лео Алексеевич (1910 – 2003) – Заслуженный деятель искусств, доктор искусствоведения, профессор.
     Георгий Михайлович Шервашидзе (Чачба) (1846-1918) – светлейший князь, сын последнего владетеля Абхазии Михаила Георгиевича и княжны Александры (Цуцу, Кесарии) Георгиевны Дадиани (1822 – 1864). Еще в младенчестве прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка (1847 г.). Адъютант командующего Кавказской армией (1863 г.). В 1866 году восставшие абхазы провозгласили его Владетелем, за что после подавления восстания он выслан в Росиию. Служил в Оренбурском казачьем войске, в Одесском военном округе. В 1872-1875 гг. – в отставке. Затем снова на службе. Адъютант наместника Кавказа (1875), штабс-ротмистр лейб-гвардии Гусарского полка (1876), флигель-адъютант (1879), состоял в Свите (1880-881 гг). Право вернуться в Абхазию получил в 1905. Жил в Кутаиси. Поэт, иргал значительную роль в литературной и общественной жизни Грузии. Был женат на дочери действительного статского советника Елене Эрастовне Андриевской (1846-1918).
     Георгий Дмитриевич Шервашидзе (Чачба)— (1847—1918) — князь, тифлисский губернатор. Происходил из дома Владетельных князей Абхазии Шервашидзе (Чачба). Был сыном князя Сеит-бея (в крещении Дмитрия Хасановича) Шервашидзе (1818—1858) и дочери владетеля Мегрелии Левана V Дадиани — княжны Екатерины Дадиани (1820—1849).  Воспитывался в семье Колюбакиных. С 1858 года был определен в Пансионат в Петербурге. С 1865 г. учился в Московском университете на юридическом факультете, успешно закончил его в 1869 г. После учебы находился на государственной службе в Тифлисе, в должности титулярного советника и чиновника особых поручений при начальнике Главного управления Кавказского наместничества. Участник русско-турецкой войны 1877—1878 гг. В 1883 г. становится вице-губернатором, а в 1889 г. губернатором Тифлиса. Занимал эту должность до 1897 г. имея звание камергера и чин действительного статского советника. В 1888 г. во время приезда императора Александра III в Новый Афон императрица Мария Федоровна обратила внимание на Г. Д. Шервашидзе, что привело его впоследствии ко двору. С ноября 1899 г. состоял при императрице Марии Федоровне в должности обер-гофмейстера (заведовал двором императрицы). В 1905—1913 гг. — заведовал канцелярией императрицы. О влиянии его при дворе хорошо свидетельствует известный государственный деятель России конца XIX — начала XX века граф С. Ю. Витте. Он называл его своим «большим приятелем» и пишет о случаях, когда Георгий Шервашидзе оказывал ему услуги посредничеством в переговорах с императрицей. Князь Георгий Дмиртриевич был членом кавказского общества сельского хозяйства, других общественных организаций. Сыграл значительную роль в открытии в Грузии народных школ, распространению культуры. Свою уникальную библиотеку передал в дар Тбилисскому государственному университету.
     Георгий Дмитриевич был награжден следующими орденами и медалями: Россия: Орден Святого Александра Невского, Орден Белого Орла, Орден Святой Анны, Орден Святого Станислава, Орден Святого Владимира — 2ст.; Великобритания — Королевский Викторианский орден- большой крест; Италия — Орден Короны Италии, Ольденбург — Орден креста — 2 ст; Япония — Орден Восходящего солнца — 1 ст; Мекленбург-Шверин — Орден Грифа — большой крест; Дания — Орден Данеброг — Большой крест; Швеция — Орден Полярной звезды — 1 ст; Бухара — Орден солнца Александра (Искандер Салис) — золотая корона с алмазами; Персия — Орден Льва и Солнца — 1 ст. с алмазами; Именной знак в память 300-летия Царствующего Дома Романовых; Медали: — в память войны 1877—1878 гг., Медаль Императора Александра III, в память коронации императора Николая II 1896 г.
     В литературе встречается утверждение, что впоследствии Императрица вступила с ним в морганатический брак, но в сохранившейся переписке и других доступных документах нет никаких указаний на существование между ними каких-либо отношений подобного рода. По всей видимости, эта сплетня (мнение Википедии) восходит к писателю Алексею Толстому и опубликованному им в 1920-е годы фальшивому «дневнику» фрейлины Анны Вырубовой. На самом деле Георгий Дмитриевич был женат на бароноссе Марие (Маке) Александровне Николаи, дочери министра народного просвещения, барона Александра Павловича Николаи и княжны Софии Александровны Чавчавадзе. В этом браке родился сын князь Дмитрий Георгиевич Шервашидзе (1880—1937), предводитель дворянства свенцянского уезда, с 1914 г. ставропольский, а с 1916 г. витебский вице-губернатор.
     Абхазская аристократия — верхушка средневекового абхазского общества. К началу XIX века делилась по рангам на фамилию Владетеля Абхазии, княжеские роды, высшее и низшее дворянство. Владетели Абхазии князья Чачба не имели право самостоятельно возводить в дворянское достоинство: звание дворянина было наследственным и приобреталось либо происхождением фамилии от другого аристократического рода (в том числе и иностранного), либо фактическим влиянием, приобретаемым фамилией в государстве (в том числе происхождением её от уважаемого человека).
     Княжеские фамилии Абхазии: Ачба, Аублаа, Амаршан, Аредба, Гечба, Инал-Ипа, Дзяпш-Ипа, Заурум-ипа, Цанба, Чаабалырхуа, Чхотуа, Шат-ипа.
     Дворянские фамилии Абхазии: Маан, Лакрба, Званба, Мканба (Миканба), Акыртаа, Багба, Блабба (Блаб), Гургулиа, Эшба, Аринба, Барас, Данарчоу, Кулан, Мкялба (Микелба), Папба, Патей-ипа, Садзба, Фирсоу, Цушба, Цишба, Чукбар, Шиокум.
     Происхождение княжеского рода Дзяпш-ипа от Чачба. Согласно семейному преданию род Дзяпш-ипа является ветвью князей Чачба. В середине XVIII в., когда пашой в Сухуме был джигетский князь Асланбей Геч (Гечба), турки спровоцировали в Абхазии феодальный мятеж против владетеля Манучара Чачба (Шервашидзе) и выслали его, вместе с братьями — Ширваном и Зурабом, в Стамбул, где их обратили в ислам. За время их отсутствия усилились князья Дзяпш-ипа, завладевшие побережьем Центральной Абхазии, и присвоившие разные административные функции и доходы, ранее принадлежавшие владетелю. Возможно, тогда в обоснование легетимности их претезаний на власть и возникла легенда, будто фамилия Дзяпш-ипа — боковая ветвь владетельного дома. Впоследствии Зураб Шервашидзе заставил князей Дзяпш-ипа вернуть часть захваченных ими земель, но чтобы окончательно не рассориться с этой сильной фамилией, женил своего племянника (будущего владетеля) Келешбея на Дуда-Ханум (в крещении Мариам) Дзяпш-ипа. По другой версии князья Дзяпш-ипа и убыхские князья Дзиаш, владевшие до сер. XIX в. долиной реки Лоо, — одна и та же фамилия. По-адыгейски «дзэпш» — предводитель партии.
     На картине: владетельный князь Абхазии Георгий (Сафарбей) Константинович (Келешбеевич) Чачба-Шервашидзе

увеличить

5

     Территории, неподконтрольные князьям Чачба. Малая Абхазия — исторический термин, известный ещё с сер. XIX в. (Ф. Боденштедт). Им до окончания Кавказской войны (1864) и массовой эмиграции абхазского населения в пределы Османской империи (махаджирства) называли земли Абхазии, неподконтрольные владетельным князьям из рода Чачба, а также все земли на запад от Абхазии, где когда-то проживали абхазы и остаются памятники их материальной и духовной культуры (топонимика, этнография, археология). Основное население составляли садзы (джигеты – западноабхазская этнографическая группа, говорившая на своём особом языке – «асадзипсуа бызшва», что в буквальном переводе из абхазского языка означает «абхазский язык садза), поэтому абхазское название Малой Абхазии — Садзен.
     Версия происхождения княжеской фамилии Инал-ипа от Чачба. Согласно русскому генеалогу К.Л. Туманову, фамилия Инал-ипа является ветвью князей Чачба и выделилась около 1730-х. Однако в современной историографии эта версия не поддерживается большинством исследователей. В настоящее время преобладает теория происхождения их от Иналидов – потомков великого Инала – родоначальника многих абхазских, абазинских и адыгских князей, похороненного в горной части Абхазии, в местечке Инал-куба. Версия К.Л. Туманова, очевидно, основывается на путанице с грузинской формой фамилии князей Инал-ипа - Иналишвили, которую носила первая супргуа царя Имерети Соломона I – Русудан, бывшая дочерью Инала Шервашизе, Туманов полагал, что именно этот Инал и был родоначальником князей Иналишвили - Инал-ипа, однако это ошибочное мнение. В абхазоведении также существует и версия происхождения фамилии Инал-ипа от рода Арстаа, что пока не получает подтверждения соответствующими материалами.
     Фигурирование рода Чачба в истории с завозом в Абхазию большого количества негров. Об этническом происхождении абхазских негров и о том, как эти африканцы попали в Абхазию, у специалистов единого мнения нет. Историки сходятся в том, что заселение неграми ряда деревень в окрестностях Адзюбжи в Абхазии (тогда — часть Османской империи) скорее всего произошло в XVII веке. По одной из версий, несколько сотен чернокожих рабов было закуплено и ввезено князьями Шервашидзе (Чачба) для работ на плантациях цитрусовых. Этот случай стал единственным — и, по-видимому, не вполне удачным — опытом относительно массового импорта африканцев, произошедшим на территории Черноморского побережья Кавказа. По версии, часто попадающейся по полевым материалам, абхазские негры действительно завезены в Абхазию представителями владетельного рода Чачба. Это случилось так. Однажды князь Чачба (информаторы не упоминают его имени) поехал в гости к мегрельскому князю Дадиани. Там Чачба был поражён тем, что увидел настоящих негров (приблизительно пять-шесть человек), находившихся в резиденции мегрельского правителя. Они прислуживали торжественным пир, данным князем Дадиани в честь приезда абхазского владетеля. А поскольку Чачба и Дадиани тайно или явно всегда конкурировали друг с другом, то абхазский князь решил во что бы то ни стало заполучить негров, причём, количеством гораздо больше, чем было их у мегрельского правителя. Приехав в Абхазию Чачба оплачивает привоз в страну целого судна с африканскими чернокожими рабами. Из них несколько семей были размещены в усадьбе Чачба, а других пришлось расселять по абхазским деревням.
     Участие Чачба в Дворянском форуме. «Дворянский форум проводится 27-28 апреля 2005 года в гостинице «Жемчужина» города Сочи. Он вновь назначен в такое же время  и в том же месте, где и в прошлом году. Так договорились по обоюдному  желанию коммерческий директор «Жемчужины» Сергей Грушко и координатор конгресса Денис Чачхалиа. Среди участников конгресса были представители владетельских родов Чачба, Лоо, Аубла, Ачба, Ашабовы, Маршан, Гечба, Туковы-Марщан (?), Инал-ипа, Табуловы, Кардановы, Клычевы, Джантемировы, Трамовы, Заурумовы, Дармиловы, Ягановы-Маан, Агачевы, Коковы, Кештовы,  Когониа, Лакербай, Лафишевы,  Гоновы, Тлисовы,  Дзыба, Ионовы, Хурановы, Эшба, а также потомки других абхазских и абазинских княжеско-дворянских родов. Некоторые из них по национальности не абхазы (русские, кабардинцы, черкесы), но с уважением относятся к своим абхазским корням». Данный материал мы обнаружили в Интернете. У нас одно замечание в связи с данным материалов. По сведениям, отражённым в научной литературе, род абазин Туковых происходит не от Маршанов, а от рода Мацба, проживавшего в XIX веке в местечке Мацеста. Кстати, сравните название топонима с наименованием фамильного имени. Более правильное звучание топонима Мацеста – «Маципста», что в переводе с абхазского языка означает «ущелье Мацба».

6

     Из истории отношений рода Чачба с наиболее влиятельными дворянами из рода Маан. Фамилия Маан является, пожалуй,  одной из самых распространенных  в аристократической иерархии Великой Абхазии  XVIII - середины XIX веков. Влиятельные помещики из этого рода нередко имели значительные поместья и проживали во всех краях не только княжеской Абхазии, но и Малой Абхазии (Джигетии), а так же в верховьях Кубани (Ащхаруа). В настоящее время представители этой фамилии проживают в Кабарде и Балкарии. Самым выдающимся, не только среди дворянского рода Маан, но и довольно значительной фигурой вообще в истории Абхазии является Кац Бежанович Маан (1766-1866). Кац относился к тому ответвлению маанов, которые называли себя Хыбры-ипа по имени своего предка. У Бежана Маан воспитывался в юности Георгий Чачба – сын Келешбея, владетеля Абхазского княжества. И то, что Бежан Маан был дядькой будущего владетеля, конечно же добавляло авторитету не только этой семье, но и всем многочисленным маановым по всей Абхазии.
     На политической арене Абхазии Кац Маан появился в начале XIX-го столетия. В те годы в результате заговора был убит владетель Абхазского княжества Келешбей Чачба. Управление страной взял на себя старший сын владетеля – Асланбей. Однако два года спустя в 1810 году в результате переворота, инспирированного мегрельскими владетелями и поддержанного русскими войсками, Асланбей Чачба был выбит из сухумской крепости. К власти был приведен его брат Георгий. Это вмешательство в незыблемый порядок престолонаследия вызвало глубокое возмущение абхазской аристократии. Вскоре владетель Георгий был отравлен. На его место русский царь благословил Дмитрия, который так же стал жертвой яда. После него опять же при поддержке русских войск в резиденцию абхазских правителей был водворен сын Георгия – Михаил. Свидетелем и участником этих событии был Кац Маан. Когда водворяли Михаила Кац был на стороне его противников, то есть в стане Асланбея, законного владетеля, который скрывался в Малой Абхазии в районе Мацесты. Оттуда Асланбей и совершал набеги на внутреннюю Абхазию с надеждой вернуть власть.
     Во время столкновения с царскими войсками сторонники Асланбея Чачба забаррикадировались в Лыхненском храме. В результате резни, устроенной русскими в церкви, была уничтожена вся партия сторонников Асланбея. Все это произошло на глазах Каца. Из погибшей партии уцелел лишь он один, удачно скрывшись в хорах церкви. Вскоре Кац Маан стал фаворитом и практически опекуном юного владетеля Михаила. Наставник с таким практическим опытом, конечно, оказывал большое влияние, как на формирование нового правителя, так и вообще на всю сложную и часто противоречивую ситуацию тогдашней Абхазии. Русский  разведчик Ф. Торнау, долго находившийся среди горцев западного Кавказа и скрывавший свою личность, при первом же знакомстве сразу был распознан проницательным Кацом, хотя и не был выдан. Русский офицер в своих воспоминаниях неоднократно отмечал Каца Маана, как личность весьма незаурядную, даже – выдающуюся. Находившемуся в зените славы престарелому и верному сподвижнику владетель Абхазии Михаил Чачба предложил княжеский титул. Мудрый Кац поблагодарил владетеля, но от княжеского достоинства отказался. Кац пользовался такими полномочиями и такой властью, какой в то время обладал не всякий князь.

7

     Александр Константинович Чачба (Шервашидзе), его наследие и эстетические взгляды и сегодня представляют большой интерес для истории исскуства. Работая сценографом в петербургских императорских театрах (1907-1918), а за рубежом – в Русском балете С.П. Дягилева (1920-1929) и его преемников (1929-1948), А.К. Чачба всю свою жизнь посвятил служению гуманистическим идеалам. Созданные им живописные полотна, графические листы, многочисленные эскизы декораций, костюмов к театральным постановкам и художественные статьи характеризуют его как выдающегося деятеля культуры 20 века. Александр Константинович Чачба сын князя Константина Чачбы, младшего сына последнего из владетелей Абхазии Георгия Михайловича Чачбы, при котором в 1810 г Абхазия вошла в состав Российской империи. Долгим и тернистым был путь Александра Чачбы в искусство. Родители его рано разошлись. Он с братом Владимиром (1875-1937) остались с отцом. В 1832 г. его отец Константин Георгиевич, выпускник Петербургского Пажеского корпуса, был арестован за активное участие в дворянском заговоре, выражавшем протест, против колониальной политики царизма на Кавказе и переведен на службу в Россию. После известного восстания абхазского народа в 1866 г., направленного против произвола царского самодержавия в Абхазии, К.Г. Чачбе, как и некоторым другим членам абхазского владетельного дома, было запрещено возвращаться на Родину. До конца своих дней он находился под строгим секретным надзором, жил в стесненных материальных условиях. В начале 1860 гг. Константин Георгиевич в чине майора подал в отставку, женился на дочери учителя-француза, пианистке Н.М. Данлуа и переехал в Феодосию на постоянное место жительство, т.к. въезд в Абхазию ему был запрещен.         
     Здесь 24 (12) декабря 1867г. родился будущий художник. До 10 лет Александр учился дома, а затем был определен в Нижегородский кадетский корпус. Но военная карьера ему была не по душе, он неохотно учился и больше увлекался скрипичной музыкой. Кончина долго болевшего отца (1883г.), к которому он был очень привязан, «подействовала на маленького Александра крайне неблагоприятно, он, по свойственному ему восточному темпераменту, стал крайне раздражителен. Вскоре мальчик был исключен из 6-го класса кадетского корпуса за неуспеваемость. Оказавшись в одиночестве с неясными планами на будущее, он решил поехать к матери, которая в это время жила в Киеве, будучи замужем за преподавателем училища Н.П. Яковлевым. С помощью отчима Александра приняли в 1887 г. в 5-й класс Киевского реального училища. Он начал брать уроки рисования у лауреата Петербургской Академии художеств И.Ф. Селезнева и художника А.В. Прахова. Мечтая продолжить занятия живописью, он в течение двух лет настойчиво обращался с ходатайствами в дирекцию Московского училища живописи, ваяния и зодчества. В 1891 г. его желание сбылось. Преподаватели, заметившие одаренность ученика и его тягу к искусству, советовали продолжать учебу во Франции. В 1894 г. он уехал в Париж учиться живописи и, главное, рисованию. В Париже он обучался в мастерской известного педагога Фернана Кормона. Но жизнь 38-летнего художника, была не из легких в материальном смысле, вдобавок, беспощадная судьба отняла маленького сына Мишу. Пока еще не выяснено, каким образом А.К.Чачба оказался в Петербурге, но с 1906г. он живет здесь и по совету Головина «принимает официальный заказ от дирекции императорских театров». Отныне он навсегда связал свою жизнь с театром. Вскоре он возглавил одну из императорских художественно-декорационных мастерских. Появляются первые ученики. Талант Чачба был многогранным – рисовальщик, график, иллюстратор русских народных сказок. На «Вечерах мод» в грациозных костюмах, сшитых по его эскизам, выступали знаменитые тогда петербургские актрисы. В годы 1-мировой войны художник принимал участие в благотворительных вечерах, юбилейных спектаклях, выставках и худож.аукционах в пользу жертв войны.
(Подробнее на сайте: abhaziy.narod.ru/aleksandr.html).

8

     Георгий Михайлович Чачба  – сын последнего владетеля Абхазии скончался 19 февраля 1918г. В тот день, когда происходила терроризирующая жителей бомбардировка Сухума, и когда население в паническом страхе бежало из города; возле, умирающего старца под страхом расстрела оставалась единственная племянница. Похороны этого очень знаменитого не только в Абхазии, но во всей Грузии человека, выдающегося по своим способностям, рыцарским свойствам и не поддельной, искренней, бескорыстной любви к родине, оставались незамеченным населению Сухума. Георгий Михайлович по своей выдающейся способности и природным даром, мог сделать блестящую карьеру, если бы захотел приноровиться к придворным порядкам и требованиям; но он, как рыцарь, всегда с негодованием и презрением отвергал все те компромиссы, ценою которых доставались почести и привилегии от бывшего самодержавного дома Романовых. В то время как наследников других владетелей за преданность престолу, покорность и принижение перед царским правительством награждали, и имениями, и чинами, и орденами, Георгия Михайловича как неблагонадежного революционера всегда держали в опале. Лишили его всего наследственного имущества, которое частями раздали тем чиновникам, которые преследовали и его, и абхазский народ. Когда разнузданность и грубый произвол русских чиновников, управляющих в первое время, по присоединении Абхазии дошли до крайних пределов и абхазы восстали против невыносимой системы управления, Георгий резко и явно осуждал политику правительства, советовал переменить тактику, относиться с уважением к традициям народа. Когда Александр III приехал в Кутаис, Георгия вместе с другими революционерами, опасными для пребывания царя в городе выслали из пределов губернии. Георгий Михайлович тогда имел звание флигель-адъютанта и он написал государю письмо, в котором заявлял, что «раз царское правительство настолько мне не доверяет, что в том городе, куда прибывает император мое присутствие считает опасным, я не нахожу нужным носить флигель-адъютантское звание». Накануне смерти Георгий Михайлович писал обращение к абхазскому народу, в котором умолял его не увлекаться несбыточными обещаниями, не выпускать из рук той свободы, которая досталась им ценою больших жертв и неисчислимого потока крови ради прежних поколений.

9

Предсмертное обращение к абхазскому народу Георгия Михайловича Чачба
/Абхазский госмузей, ф.3,оп.1, д.42, лл.1-1об./

     Братья Абхазцы! Наши отцы, дяди и братья боролись, страдали и умирали за честь и свободу родины. Их гордая свободная душа не могла и не хотела подчиниться угнетательной системе русской власти; не могла допустить попрания их обычаев и традиций, освященных веками, и они с оружием в руках восстали против могущественной тогда России. Многие из них приняли смерть в этой борьбе за родную Абхазию, тысячи их томились в холодной Сибири и России, а много десятков тысяч, отчаявшись в неравной борьбе, ушли в Турцию, но не преклонили перед насильниками свою гордую честную голову.
     Так наши предки отстаивали свободу и независимость Родины. Теперь эта желанная свобода, наконец, настала для нас, их сынов. Она пришла к нам неожиданно, без борьбы, без нашей крови – ее послала судьба. Абхазцы! Могилы наших отцов и муки наших братьев на чужбине повелевают нам удержать эту свободу, укрепить ее! Неужели мы не достойны наших отцов? Сплотимся все в одну родную семью – нашей Абхазии угрожает опасность! Пошли по всей России, а оттуда и по Кавказу люди, выставляющие себя вожаками интересов народа, а потому они проповедуют равенство всех людей во всех правах, в том числе и состояния, что нет нигде, во всем свете и не может быть.
     Люди эти возбуждая менее состоятельных людей, против, более состоятельных, рабочих против хозяев, производят такую подтасовку в общественной жизни, что нарушается весь исторический уклад народов. Результат такой пропаганды мы ясно видим в России. Это могущественное государство совершенно развалилось, дошло до полного изнурения и самоуничтожения. Что же может случиться с нашей маленькой Абхазией, если эта проповедь распространится среди нас! Эти проповедники приведут к тому, что сын перестанет почитать родителей, брат станет ссориться с братом, сосед будет ненавидеть соседа, не будет ни старших, ни младших, пропадут обычаи, нравы и традиции, которыми Абхазы прославились как самый благородный, достойный народ на всем Кавказе, все мы обеднеем и не останется ни одного дома, где бы десять человек могли собраться, а мы абхазы растворимся между другими народами и потеряем нашу родину.
     Вот что нас ждет! А кто эти проповедники? Книжные мальчишки, не считающиеся ни с историей и культурой своего народа, ни с законами, на которых держится весь мир, и хотят ввести то, что они вычитали в нескольких книжках, не имеющих никакой почвы для нашей страны. Нет среди нас ни богачей, ни бедняков – у всех есть средний достаток и все мы абхазцы, дворяне, князья и крестьяне – родные братья – сыны родной нашей матери Абхазии. Не будем друг другу завидовать! Зависть самое злое внушение дьявола! Протянем друг другу руку на братский союз с клятвой идти всем вместе рядом, плечо к плечу, как наши отцы, наших адатов, за сохранение нашей родины. Чтобы сохранить Абхазию в целости нам нужно держаться традиций нашей страны, ибо всякий народ, который пожелает жить без традиций – погибнет.

10

О Георгии Дмитриевиче Чачба (Шервашидзе) и императрице России Марии Фёдоровне
     Факт или вымысел. Долгое время взаимоотношения императрицы Марии Федоровны и абхазского князя Чачба  Георгия умалчивались. Эту тему обходили стороной. Одни считали ее недостоверной, другие - сплетней, третьи - недостойной государыни, честь которой была действительно безупречной с точки зрения супружеской и монархической морали. И, тем не менее - сначала робко и редко, затем все чаще и настойчивей тема близости Марии Федоровны и князя Георгия Дмитриевича стала выходить из тени. Многие исследователи биографии Марии Федоровны (Г. Дзидзариа, А. Мукба, А. Рожков-Шервашидзе, В. Пачулиа, Б. Аджинджал указывают на Новый Афон, как на место первой встречи императрицы и Георгия  Чачба . Эта встреча якобы дала основание для приглашения князя ко двору спустя 11 лет, уже после смерти императора.
     Встреча Чачбы и императрицы в Новом Афоне. Действительно, в 1888 году августейшая семья посетила обустраиваемый в Новом Афоне русский монастырь. Однако это многолюдное торжество с многочисленными представлениями императору различных лиц из местного духовенства и администрации вряд ли могла создать условия для встречи императрицы с абхазским князем, который был в ту пору вице-губернатором Тифлиса. Да, она могла увидеть и отметить статного кавказца в белой черкеске, если Георгий Дмитриевич действительно был на этой высокой встрече не в чиновничьем мундире, как это полагалось, а в черкеске. Но для столь высокого назначения, которого князь Чачба-Шервашидзе  удостоился много позже, одной мимолетной встречи в Новом Афоне было бы недостаточно. Эта встреча должна была закрепиться и получить развитие. И вот оно, это развитие.
     Болезнь Георгия Александровича Романова. К началу 1890-х годов в местечке Абастуман, что в Грузии, царской семьей был построен небольшой дворец. Императорский сын Георгий Александрович страдал болезнью легких и врачи рекомендовали ему целебный горный воздух, С 1892 года на протяжение семи лет великий князь Георгий Романов жил здесь практически безвыездно. К нему наезжали и оставались здесь подолгу практически все члены монаршей семьи. Разумеется, чаще других наезжала сюда мать Георгия - императрица Мария Федоровна.
     Встречи Г.Д. Чачба и Марии Фёдоровны в Грузии. Георгий Дмитриевич по долгу службы был обязан встречать и провожать членов августейшего дома, часто их навещать и совершать все действия, необходимые для обеспечения наилучших условий жителям царского дворца. Можно не сомневаться, что место лечения и место строительства дворца были выбраны по рекомендации Георгия Дмитриевича и строительные работы велись под его присмотром. Таким образом, на протяжение ряда лет Мария Федоровна и Георгий Чачба-Шервашидзе  здесь встречались и общались, вели разговоры на различные темы. А собеседником Георгий Дмитриевич в силу природной одаренности и образованности был, наверняка, отменным. Князь был находчив и артистичен, что прибавляло ему обаятельности. В своем письме мужу-императору от 19 апреля 1894 года Мария Федоровна дает похожую характеристику князю Георгию: "Губернатор Шервашидзе входит в наше повседневное (выделено мной - Д. Ч.) общество. Меня он развлекает, такой чудной и приятный!»
     Встреча Георгия Чачба с королём Дании. В 1896 году губернатор Георгий  Чачба  не мог не встречаться в Абастумане с отцом Марии Федоровны - королем Дании Христианом IX, который наверняка был благодарен губернатору за усердие, с которым он выполняет просьбы своей императрицы и, особенно, к больному внуку короля - Георгию Александровичу. К этому времени уже прошло 2 года, как умер муж Марии Федоровны - император Александр III.
     Г.Д. Чачба на службе у императора. В 1897 году, Мария Федоровна приглашает Георгия Дмитриевича на службу ко двору. В том же году у нее умирает мать - датская королева Луиза, а вскоре за матерью - и обожаемый сын Георгий, живший в Абастумане до конца своих дней. Опорой в это тяжелое время становится для нее князь Георгий Дмитриевич. Георгий  Чачба-Шервашидзе  стал обер-гофмаршалом Императорского Двора, а затем с 1905 год а - начальником канцелярии вдовствующей императрицы до самой своей смерти, наступившей в Крым у в 1918 году. Он состоял с императрицей в морганатическом браке (не дающем права наследования). Георгий  Чачба  занимал при Дворе очень высокое положение. На фотографиях 1910-х годов его часто можно увидеть шествующим сразу после царской семьи. Такое место по протоколу князь Георгий не получил бы, будь он просто начальником канцелярии, можно сказать, отставной императрицы. Это место было ему определено, как старшему члену императорской семьи, морганатическому супругу здравствующей императрицы Марии Федоровны. Признанием такого статуса князя Георгия может служить и то, что он был приглашаем отцом Mapии Федоровны в королевский дворец в Копенгагене. В один из таких приездов в Данию Христиан IX наградил Георгия Дмитриевича высоким орденом «Даннеброг». Позже, уже в правление брата Марии Федоровны - Фридриха VIII князь Георгий  Чачба-Шервашидзе  удостаивается высшей награды королевства - ордена «Белого Слона» с лентой и звездой, украшенной бриллиантами. Этим орденом, за редчайшим исключением, награждались члены королевской семьи. Знаменательно и то, что само высочайшее торжество было приурочено ко дню рождения Марии Федоровны к 26 ноября 1910, и являлось подарком брата-короля своей сестре. Кроме того, к приезду князя Георгия был изготовлен его именной герб . Он установлен на церковной стене в замке Фредериксборг в ряду гербов членов королевского дома.

11

Продолжение рассказа о Георгии Дмитриевиче Чачба
     Факт патриотизма Георгия Чачба по отношению к своему народу. Деятельность князя Георгия при императорском дворе, разумеется, была связана и с проблемам и Абхазии. После событий последней русско-турецкой войны 1877-78 гг., в которой часть абхазов, особенно из числа депортированных в Турцию, приняла участие на стороне неприятеля, абхазский народ был объявлен виновным и ограничен в правах. В 1907 году эта «виновность» при содействии Г. Д. Чачба  была снята. Абхазы, в благодарность за это приняли активное участие в Первой мировой войне и показали ярчайшие примеры преданности и служения царю. В этот период в Госдуме России работает Прокопий  Чачба-Шервашидзе . А его дочь Мария (Мери) состояла фрейлиной при императрице Александре Федоровне. В 1903 году в Гагре принц Александр Петрович Ольденбургский открывает в Гагре свою резиденцию и великосветский курорт. В это же время многие высокопоставленные российские чиновники получают дачные наделы в различных местах Абхазии... И во всем (или почти во всем) этом ощущалась незримая рука всесильного вельможи. 
       Дальнейшая судьба Чачбы и российской императрицы. После февральской революции супруги оформили свой морганатический брак и некоторое время жили в Киеве. Затем, после октябрьского переворота того же 1917 года они уже в Крыму оказались под домашним арестом большевиков. В дни тяжелейших для Марии Федоровны испытаний Георгий Дмитриевич как всегда был рядом с ней. Тревожные слухи из Тобольска, все чаще и настойчивее утверждавшие о гибели почти всей царской семьи, в том числе и ее любимого сына, отрекшегося от престола Николая Александровича, крах империи, мировая и человеческая катастрофа… И все это на одну женскую судьбу. Князь Георгий (по крайне мере прилюдно) никогда не терял самообладания. Всегда был бодр и энергичен, всех поддерживал и даже веселил, хвалил государыню за самоотверженность духа. В эти же дни он обращался к главам европейских государств с просьбой вызволить Марию Федоровну из большевистского плена и много хлопотал об этом. Неведомо когда, в какое мгновенье он отчаялся, заболел внезапно… Обстоятельства его смерти неизвестны. Мария Федоровна аккуратно вела дневниковые записи. Но именно тех страниц, связанных с последними земными днями Георгия  Чачба-Шервашидзе , как назло и нет. Первое упоминание о нем, мы встречаем после утерянных страниц, уже полгода спустя после смерти князя. И в них Мария Федоровна пишет: «Уже 6 месяцев со дня кончины дорогого, милого Шервашидзе! Все также остро ощущаю эту страшную утрату… Отправилась в церковь Ай-Тодор, затем – панихида у могилы Шервашидзе».
     Информация: сайт abaza-duney.ru